Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:08 

Собачье сердце.

Causa causarum
Вот тут недавно в голову пришло. В школьно-институтском курсе литературы есть тенденция поливать говном разных пролетарских Шариковых, Климов Чугункиных, Швондеров и "юношей персикового вида" и напротив, хвалить-нахваливать благородных Борменталей и Филипп Филиппычей, которые культурные, собой видные, в туалетах по возможности не гадят и вообще молодцы. В частности, обсуждая пресловутый вопрос калабуховского дома, в который некие обладающие полномочиями суки вселили быдло в виде товарищей Швондера, Вяземской, Пеструхина и Жаровкина и даже хотели малость потеснить г-на Преображенского, школьники и студенты бойко и на все лады ругают как вышеуказанных товарищей, так и всю "тоталитарную систему", которая, как известно, угнетала всех чем-то ужасно плохим, в целом. Так вот, разберемся, кто кого и чем угнетал. Начну я издалека. Когда я была маленькой третьеклассницей с трогательными косичками, наш класс как-то решили сводить в местный краеведческий музей. Из всей фигни разной исторической ценности я надолго запомнила только один экспонат. Это было что-то вроде макета в натуральную величину жилого помещения в дореволюционной казарме для рабочих текстильной фабрики. Кажется, то, что называлось каморкой, т. е. помещение для семейных. Помещение здорово напоминало тюремную камеру и жило в нем что-то очень дохуя семей (кажется, экскурсовод назвал офигительную цифру 7). Очень хорошо помню, как я стояла перед этим макетом и пыталась решить сложную задачу: как вообще можно разместить указанное количество людей на данном пространстве, даже если принять во внимание, что народ работал в две смены и мог спать по очереди, а кому-то можно было выделить место под нарами. Несколько позже я узнала, что в теплое время года рабочие решали жилищный вопрос очень просто: перли спать на улицу. Очень удобно. Вот в таких условиях жили дореволюционные трудящиеся города Наро-Фоминска и у меня есть все основания подозревать, что трудящиеся прочих городов империи жили примерно так же, пока не пришла советская власть и не началось пресловутое "уплотнение". Оно на самом деле производилось не просто так и не от хорошей жизни. Загнанным в казармы людям начали давать жилье, которое хоть как-то соответствовало санитарным нормам, а поскольку сразу настроить офигенное количество домов невозможно, жильцов приходилось подселять к тем, у кого с жилплощадью было более-менее нормально. Если смотреть на процесс уплотнения с точки зрения профессора Преображенского, то оно в самом деле представляется чем-то кошмарным: в приличный дом приперлись разные грязные и шумные люди, которые поют по вечерам песни, ходят в грязных калошах по мраморной лестнице и посягают на 7 комнат многоуважаемого профессора. Конечно, кому же охота отдавать свои комнаты и полтинники разным французским детям и беспортошным пролетариям. Мне бы тоже было неохота. Позиция вполне ясна. Только вот и позиция Швондера вполне ясна: кому охота работать по 12 часов в день на вредном производстве и спать под нарами или на улице. Естественно, скромно одетому Швондеру непонятно, на какой хер человеку нужна столовая, если другие люди не то что живут без столовой и персидских ковров, но вообще вынуждены спать на открытом воздухе. Кстати, профессор в ситуации с квартирой повел себя не совсем корректно. "Монстр" Швондер от имени собрания попросил отказаться от столовой и от смотровой. Он не отнимал у профессора всей квартиры, он не угрожал и вел себя, в принципе, корректно, разве что после отказа Филиппа Филипповича решил подать жалобу в "высшие инстанции". На повышенных тонах разговаривал г-н Преображенский и жалобу в "высшие инстанции" первым подал именно он, изрядно, кстати, приврав: "Ко мне вошли четверо... двое вооруженных револьверами, и терроризировали меня в квартире, с целью отнять часть ее", хотя никто его в общем-то там не терроризировал.

Разберемся, каково было магистральное направление научной деятельности проф. Преображенского. Вообще он у нас занимался вопросами потенции и омоложения человеческого организма. И к нему приходили разные занятные субъекты, обеспокоенные неудачами на половом фронте, типа зеленоволосого чувака в кальсонах с кошками и тети преклонных лет с кукольно-румяными щеками. Ну и чем они, позвольте поинтересоваться, лучше Клима Чугункина и Шарикова? И почему профессор, ругающий пошлость в виде Шарикова, ничего не говорит про этих интересных господ? Спесь Филиппа Филиппыча, рассуждающего после сытного обеда о "разрухе" и, кстати, о влиянии ликера на печень, мне представляется не менее отвратительной, чем плебейская наглость Шарикова. Очень легко изрекать фразы в духе "разруха не в клозетах, разруха в головах", когда как следует пожрал и выпил винца.

Но Шарикова в школьно-институтском курсе принято считать абсолютным чмом, пролетарской выскочкой и образчиком пошлости, хотя пошлости и без него довольно, Швондера - чем-то вроде чекистского чудовища, пришедшего терзать невинного профессора и отнимать у него комнаты, хотя в действиях Швондера есть резон, а Филиппа Филиппыча - образцом благородства и борцом с "тоталитарной машиной", хотя он, если разобраться, господин довольно спесивый. Такое несколько однобокое видение ситуации, хотя, как мне кажется, у Булгакова образы персонажей очень неоднозначны.

@темы: Наблюдения, Мысли вслух

URL
Комментарии
2008-06-24 в 09:08 

Неназванный
"Удивительно, сколько всего случается, если вести дневник каждый день; а если пропустишь месяц, кажется, не было ничего, о чем стоит писать." О. Дуглас
Тут все-таки крайне многое зависит от учителя, который преподает Булгакова. Читать только "Собачье сердце" или только "Мастера и Маргариту" в отрыве от остальных его вещей... Если присовокупить к такому чтению "Белую Гвардию" и "Бег", а особенно - рассказы Булгакова, то становится понятным, отчего именно на Швондера автор так взъелся. Ведь Булгаков продолжал ненавидеть советскую власть, его бесило (уж не вспомню, в каком рассказе), что человек вынужден скрывать свое образование из страха за свою жизнь. И если бы не протекция Сталина - оказался бы Булгаков давным давно в Сибири или еще где подальше... Ведь сажали и расстреливали и за меньшее.

В советское время, когда историями о злобных помещиках и подлых экплуататорах-фабрикантах нас пичкали постоянно, такой взгляд давал более объемную картинку, потому что и интерес профессора Преображенского в общем-то понятен - кто из нас не хочет жить хорошо, а уж особенно, если привык к хорошей жизни? Сейчас же - действительно надо давать и другую точку зрения. А то уж больно модно стало считать всех революционеров (и в особенности большевиков) эдакими исчадиями ада и вампирами... Не так все было просто, и революция в России была неизбежна именно потому, что рабочие Наро-Фоминска, Москвы, Екатеринбурга спали на улице, крестьяне голодали, а мимо проезжали господа в золоченных каретах... Другой вопрос, что и после революции рабочие спали где ни попадя, а господа на золоченных каретах сменились новыми бонзами из большевистских деятелей. Которые, к слову, как правило "уплотняли" и раздавали ордера не совсем рабочим - а в первую очередь своим родственникам или другим близким людям...

Я не в восторге от Сталина, я его ненавижу - но вынужден признать, что он был гениальным человеком. Потому что репрессии в первую очередь шарахнули по "забронзовевшим" большевикам, страх потерявшим. Он - вернул страх, один из самых действенных способов воздействия на человека. Как только страх ушел - советская система потихоньку начала разваливаться, пока не развалилась совсем... Просто на другом стимуле она не могла работать.

2008-06-24 в 18:58 

Causa causarum
Вообще мои прапрадеды и прапрабабки вкалывали "на дядю" и спали на улице, а их детям при всеобщей социализьме ордера-таки раздали и из казарм выселили. Это да. Хотя никто из моей семьи никогда не состоял в партии. Я не знаю, в первую очередь им там дали комнаты в коммуналках, а потом отдельные квартиры или во вторую, но им их дали, обеспечив вдобавок бесплатным средним (а кого-то и высшим) образованием и предоставив медицинские услуги. Да и как ни крути, могущество и богатство партийных бонз не могло сравниться с богатством Николая под номером 2 или с богатством нынешних олигархов. Вот за это я советскую власть вполне себе уважаю и говном ее поливать не могу.

URL
2008-06-25 в 08:35 

Неназванный
"Удивительно, сколько всего случается, если вести дневник каждый день; а если пропустишь месяц, кажется, не было ничего, о чем стоит писать." О. Дуглас
Causa causarum Вообще-то высшее образование до войны было платным...

2008-09-25 в 15:51 

«Ya» бывают разные
Если бы все смогли бы чувствовать то же что и их оппоненты.

   

Демикотоновая книга

главная