Causa causarum
Сегодня на моих глазах некая старушка отошла в мир иной. Если бы это был не выходной день и врачи с медсестрами в полном составе были на своих местах, старушка, у которой неожиданно приключился приступ астмы, быть может, продолжала существовать дальше: вскапывала бы там грядки на огороде или, к примеру, правнуков бы воспитывала. Потому что сначала она держалась довольно бодро: сидела тридцать минут в инвалидном кресле и ждала момента, когда ее распределят в какую-нибудь палату, потом сама слезла с этого кресла и добралась до кровати и даже, подозреваю, самостоятельно шла от дома до машины "Скорой помощи", которая, вероятно, еще и остановилась в хз каком расстоянии от подъезда (потому что в случае с моей бабушкой дело обстояло именно так, водиле фпадлу было подъехать поближе, он прямо так и сказал: "Я подъезжать ближе не буду, я вам не родственник"). После таких приключений старушке, конечно, стало совсем хреново. Приперся зеленоколпачный пидорок-врач, весьма похожий на широко известного в узких кругах К-лова, тихим пидарским голосом пробубнил медсестре че-то такое про физраствор и про "вызвать терапевта", а потом свалил в неведомом направлении. Пока медсестра, которая в тот день трудилась еще и в перевязочной, потому что та медсестра, которая должна была трудиться в перевязочной, на работу не вышла, металась по всей больнице, а врач шатался непонятно где, у старушки начал вываливаться изо рта язык и потекли слюни. Дядька, который с ней приехал (сын, кажется), побежал искать дежурную медсестру/врача/хоть кого-то. Медсестра нашлась быстрее, но пофиг было поздно: бабушка к тому времени начала стремительно желтеть, а вокруг ее палаты собрались гроздья любопытствующих, которые беседовали между собой о жизни и смерти, а также о том, что усопшей неплохо б было закрыть рот. Когда пришел врач, любопытствующие уже начали разбредаться по палатам, а рот старушке успешно закрыли. Он заглянул в дверной проем, заценил обстановку и снова собрался свалить в неведомом направлении, но ему медсестра не дала, крикнула: "Вы бы хоть с родственниками поговорили" - "Ах да". Добрый доктор Айболит подвалил к плачущему дядьке, сказал что-то вроде "а, ну вот, типа, умерла бабушка", развел руками и опять свалил в неведомом направлении, за ним почапал какой-то другой товарищ в белом халате. Я подумала, что се есть тот самый терапевт, но хуй: санитарка показала пальцем на этого второго товарища и пояснила, что это вообще невропатолог из соседнего отделения пришел в гости. Потом сказала, что врачи вообще суки, особенно те, кто в приемном покое - ничего старушке не сделали, зато у самих машины вот какие дорогие, потому что все им суют баблосы, а нихрена им не надо совать баблосы, и пошла готовить старушкино тело к переезду в морг. Вместе с все той же универсальной медсестрой она разрезала на трупе одежду, связала бечевкой руки, перетащила труп на каталку и накрыла его грязной простыней, после чего каталку торжественно провезли мимо меня и дальше - в морг.
В отакая - как писала одна моя ученица - грустная история, в которой много кого жалко: старушку, ее родственников (их, конечно, в первую очередь и до слез), универсальную медсестру и всю нашу уродливую систему здравоохранения.